Эта пандемия, как решето, оставляет изюминки…

Представьте, что в виртуальном пространстве глобальной Сети встретились четыре женщины. Они живут в разных странах. Они друг другу незнакомы. У них разные характеры и сферы деятельности. Но сегодня их сближает и делает похожими одно понятие – пандемия. О том, откуда и каким образом узнали об этой беде, как строят свою жизнь в режиме изоляции, как относятся к карантину и что думают о вирусе, они рассказали друг другу и журналу «Авансцена». 

 

Итак, знакомьтесь: (фото) Донна, Италия, город Казерта, учитель; (фото) Анна, Германия, город Трир, церковный музыкант и помощник священника; (фото) Лариса, Финляндия, город Хельсинки, психолог; (фото) Татьяна, Молдова, город Страшены, документовед в МФЦ.  

Донна (Италия) – Про эпидемию услышал от мужа-врача еще в январе. Не знаю, поверила бы я СМИ. Особенно в начале эпидемии, когда еще не было этих жутких цифр. Но мужу-врачу, конечно же, поверила. 

 

Татьяна (Молдова) – Узнала из СМИ, когда это началось в Китае. Особо не напрягалась, потому что еще толком ничего не знала. Даже когда вовсю говорили о количестве умерших, демонстрировали видео падающих людей на улицах, все это было так далеко от нас. Но я следила за новостями, и в моем сознании начал накапливаться какой-то непонятный страх. Паническая атака случилась в конце первой недели карантина, после просмотра новостей, когда показали, как резко в Италии увеличивается количество инфицированных и умерших. Сын не звонил и не писал мне сутки. В моей голове уже роились страшные картины. Я начала метаться и выть в голос, как раненая волчица. Начала обзванивать всех, кто может знать, где сын. В конце концов, все оказалось нормально: просто он работал на износ допоздна, и сил ему хватало только на то, чтобы умыться и лечь спать. 

Анна (Германия)  Где и когда узнала про эпидемию, затрудняюсь сказать. Как вспомнить, когда об этом все говоряти СМИ, и люди. Первая реакция была очень скептической и у меня, и у друзей… Потом, когда начали узнавать про события в Италии и Испании, отношение резко поменялось. Стало страшно, наверное, всем. Начали соблюдать карантинные правила, беречься и беречь тех, кто рядом. 

Лариса (Финляндия) – О начале карантина в Финляндии объявили в первой половине марта – закрылись школы. Наш младший сын с удовольствием остался дома. А младшую дочь мы забрали из детского сада еще в начале года, поэтому для нее ничего не изменилось, разве что отменили походы в зоопарк, которые ей очень нравились. Людей на улице стало существенно меньше. В магазине только в первую неделю были небольшие перебои с продуктами: люди закупали стихийно, и товароведам сложно было просчитать, что нужно и сколько. 

Но пустых полок точно не было. Помню, что в ближайшем магазине не оказалось зеленых бананов, остались только желтые, и еще картофель только одного сорта. Все остальное было в привычном разнообразии. Но буквально через несколько дней ситуация выправилась. 

 

Донна (Италия) – Что касается «нового равновесия в жизни», вдруг начинаешь понимать, до какой степени ритмы жизни до начала эпидемии зависели от внешних факторов. К примеру, распорядок дня. Постепенно начинает все сдвигаться на ритмы «вечного воскресенья»: подъем утром, прием пищи… Медленно, все очень медленно. Будильник ушел на каникулы. Становится понятно, что необходимо устанавливать четкие и твердые правила нового поведения, новый режим жизни, чтобы не опуститься на дно. 

 

Лариса (Финляндия) – Пожалуй, единственный дискомфорт, который мы испытываем – это отсутствие возможности посещать культурные мероприятия, рестораны. Но все это компенсируется чтением книг и просмотром в Интернете фильмов, музыкальных и театральных программ. 

 

Донна (Италия) – В первые дни карантина наши дети были объяты радостью полной свободы: наконец появилось время закончить подготовку к экзаменам, довести курсовую до ума, просто отдохнуть. А потом появилось беспокойство за нас, за родителей. Дети начали устанавливать нам правила поведения: кому из родителей и когда выходить из дома, и нужно ли вообще выходить, даже за покупками. На этом этапе мы, родители, осознали, что нашими детьми овладел страх за нас. Родительское беспокойство о детях перешло в беспокойство детей. Все меняется местами. 

 

Татьяна (Молдова) – У меня пожилые родители, которые живут отдельно. У них свой дворик, и они имеют возможность выйти погулять. Мама со двора не выходит, она в группе риска. У отца от переизбытка информации недавно случился нервный срыв. Меня это напрягло, потому что он очень сильный человек. Я к ним всегда иду с улыбкой на лице и не говорю ничего о вирусе. Хорошо, что им есть чем заняться. У них есть огородик, они держат птицу, и я рада, что это придает им ощущение некой стабильности. 

 

Лариса (Финляндия) – Мы с мужем работали и продолжаем работать над новым бизнес-проектом и поэтому стараемся использовать время целенаправленно. Что касается работы в офисах, то некоторые перешли на удаленный режим, кого-то отправили в отпуска. Правительство обратилось с просьбой, по возможности не водить малышей в детские сады. Тем, кто остался дома с детьми и не работал, выплачивали пособие примерно 700 евро. Для предпринимателей разработана материальная поддержка: временное пособие по безработице для тех, кто не может платить себе заработную плату. А также разовое пособие на поддержку фирмы. 

Банки объявили о возможности отсрочки по оплате кредитов. Конечно, это не нивелирует полностью всех последствий. Сколько фирм переживут кризис – покажет время. 

 

Анна (Германия)  А для меня эта изоляция стала зоной полного комфорта. Это как экстремальное торможение при вождении автомобиля или торможение четырьмя лапами при разбеге в мультфильме «Том и Джерри».  

С удовольствием занимаюсь домом, любимыми собаками, они, кстати, в восторге, что я никуда не ухожу от них. Гораздо меньше времени уделяю рабочим делам и образованию; и лишь тому, что интересно. Слушаю лекции по истории и архитектуре. Выучила произведения (орган), до которых руки не доходили прежде. Продумала новую программу по работе с туристами (я еще экскурсовод по совместительству). Плодотворное время – возникло много планов и идей. 

 

Донна (Италия) – День заполнен делами, но в новом аспекте – карантинном: надо вспомнить, как сделать самой маникюр и педикюр; надо провести взаимные массажные сеансы членам семьи; надо стать счастливым, выкинув полдома на помойку. 

Разбор квартиры привел к неожиданным находкам. Купленные давно предметы ждали карантина для реставрации. Вот где мы нашли счастье. Выбрасывать вещи сейчас – это грех. Найти старое и придать ему новый блеск – это предает блеск и нам. 

 

Татьяна (Молдова) – Ну, кроме уборки и готовки, которые не представляют для меня никакого интереса, я достала швейную машинку, подшила и переделала вещи, до которых долго не доходили руки. Еще вспомнила про рисование. Я всегда была уверена, что займусь этим на пенсии, а момент настал гораздо раньше. Первая проба акварелью, портреты карандашом – как попытки передать свое внутреннее состояние, облагородить связь с внешним миром через красивые рисунки. 

  

Донна (Италия) – Муж вытащил палитру и начал рисовать маслом. У него получается неплохо. Подготовка к каждой картине похожа на роды. Мы вместе терпим поиски вдохновения. Пересматриваем каждый раз эскизы, отвечая на вопросы, что лучше и что хуже, ищем разницу в них, ждем нужного света из окна… Боже! Как выживали жены настоящих художников?! Или лучше так: «Боже, как я благодарна тебе, что мой муж не настоящий художник!!!» 

 

Лариса (Финляндия) – У нас в городе, во дворах, где проживает много пожилых людей, устраивают совместные пения и занятия гимнастикой. Бабушки, дедушки выходят на балконы, поют и танцуют вместе с социальными работниками, которые дирижируют, стоя около парадных. 

Недавно полицейские выпустили поддерживающие видео с просьбой продержаться еще немного, красиво пели. Все это помогает чувствовать заботу и поддержку. Думаю, она очень нужна сейчас многим людям. 

 

Татьяна (Молдова) – У меня появилась возможность читать. Читать углубленно, с паузами на обдумывание смысла, делая заметка на полях. Я открыла для себя очень много красивой музыки и учусь слушать ее на другом уровне, не ушами, а подсознанием. Наконец исчезли состояния постоянной спешки и усталость. Теперь много общаюсь с друзьями, виртуально, конечно. С одноклассницей устроили танцевальный ринг, снимаем на видео танцы, посылаем друг дружке. Я поняла: людям ни в коем случае нельзя закрываться друг от друга, потому что все в нашей жизни сейчас так некрепко и можно в любой момент упасть духом. 

 

Донна (Италия) – До карантина в жизни нашей семьи были так называемые «специи» – что-то из ряда вон выходящее, какие-то активности, которые придумывала я. Разорвать регулярность маятника повседневности – это было моей специальностью, это были мои «специи» для обыденной жизни. Например, организация сюрприза мужу: персональная выставка его картин в городе. Или бал ночью в королевском дворце. Выслеживание ночью колоний сверчков. Конференции о летучих мышах (о, ужас!), прослушивание их с помощью спецаппаратуры. Разыскивание остатков деятельности вулканов. 

В нашей жизни до карантина было много музеев, много концертов, много театра. Мы колесили по дорогам, и не обязательно далеко от дома, или искали в столице бар, описанный в только что прочитанной книге… Вот это были «специи», которые рвали нашу обыденную жизнь. 

Подключив телевизор к интернету, я нашла танцы народов мира, подняла громкость до законопозволяющей и начала танцевать с профессионалами. Каждый на своем месте: я в комнате, они в телевизоре. За дверью появились головы детей и мужа: – Мама, это нормально? 

– Да! 

– Точно все хорошо??! 

– Не мешайте! 

Муж молчит и смотрит, засмеялся – понял. Смех детей. Кто-то снял на видео. Смех во время эпидемии позволяет физически отодвинуть мысли о ней, заполнить голову другим, хоть на некоторое время. 

«Какую следующую страну будешь танцевать?», – спрашивают меня дети. Вот она «специя», пусть и карантинная!!! Семья ждет. Начинают помогать в поисках танцев мира. Но сами не подключаются. Не дозрели, или просто им хватает смотреть на прыгающую по залу, разукрашенную и разодетую маму. Костюмы тоже имеют свое значение. Помогают войти в роль! 

Для поднятия настроения послала видео родственникам. Было много смеха. (Наконец-то!) Послала близким друзьям, которые живут в центре эпидемии. Смеялись долго. Слава Богу!!! Смеялись!!! Звонят, просят следующего «представления». Говорят, что весь вечер обсуждали, какая я «ненормальная», и что уже не хотелось смотреть данные о жертвах вируса у них в городе. Вот она «специя»!!! – исключение из правил жизни на карантине. 

 

Татьяна (Молдова) – У меня ощущения от всего этого противоречивые, но больше я склоняюсь к тому, что нас, как игрушки, закинули в коробку и встряхивают ее периодически. Нам не нравится, но коробка закрыта, и из нее никуда не деться. Очень много вопросов: какова природа этого вируса, почему объявили жесткий карантин, сколько мы выдержим в изоляции, какие изменения нас после этого ждут. Я поняла, что нужно как в боевом поединке, правильно сгруппироваться, чтобы выдержать этот удар. Я знаю, что мир проходил и через более сложные катаклизмы. Нам всем очень важно сейчас не потерять человеческое достоинство и не опуститься до уровня инстинктов. Надо стараться изо всех сил не поддаваться панике, радоваться каждому новому дню, близким людям, природе. Просто потому, что я люблю эту жизнь и другой у меня не будет. 

 

Анна (Германия) – Если мы сегодня не понимаем, что живем в раю, завтра нам будет показано Богом, что это было так, и вчера был рай. Благодарите и не будьте недовольными. 

Есть еще другая сторона вопроса – ведь естественного отбора никто не отменял. Более того, мы становимся все моложе с годами. Мамы/папы/деды в нашем возрасте были уже старцами, а мы в 50 выходим на пробежку. К тому же и болезней стало намного меньше. Нам не знакома чума, туберкулез и прочие… Вот и куда нас всех девать, таких молодых? Такое количество людей земле не потянуть, наверное. 

Не знаю, нам легко, конечно, рассуждать, находясь почти на краю земли, в Мозелских землях. Нас почти не затронул вирус, и уже все успокаивается. 

 

Лариса (Финляндия) – Сейчас ситуация стабилизировалась. В любом случае этот кризис чему-то научит каждого человека. А значит, есть надежда, что дальше обязательно будет лучше. Я верю в это! 

 

Донна (Италия) – Вирус, эпидемия, карантин, пандемия, изоляция – ситуации экстренные, способные заставить пересмотреть многое. И, как в любой экстренной ситуации, на поверхность выходит сущность каждого. Надстройки, все наносное рушится, на них сейчас просто некому смотреть. Эта пандемия, как решето, оставляет изюминки… 

Люди, склонные к рациональному, становятся рациональнее, те, которые были пессимистами – впадают в депрессию, те, кто жалуются на все по привычке – сегодня имеют возможность жаловаться бесконечно, а привыкшие надеяться на лучшее, сегодня живут с уверенностью, что скоро все плохое останется в прошлом… 

Кто носит очки, поймет меня. Читать без них тяжело – стоит надеть очки, и можно читать… людей!!!! 

Модератор Мария Симановская 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *