Елена Матусовская, Наум Вольцингер:
О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ

Елена Константиновна и Наум Евсеевич вместе уже 65 лет!

Супруги считают свой длительный брак явлением довольно странным – не подходят друг другу по любым критериям, даже по гороскопу. Но мне эта пара видится необычайно гармоничной.

Прежде чем перейти к беседе с ними, я немного расскажу об этих удивительных людях, об их уникальности и талантливости.

Наум Евсеевич работает в институте Океанологии РАН старшим научным сотрудником

лаборатории численных экспериментов по динамике океана. А занимается он, даже произнести сложно чем, математическим моделированием регионов Мирового океана. По этой теме им написано около сотни научных статей и пять монографий, выполнено моделирование прохода Одиссея между Сциллой и Харибдой в Мессинском проливе и перехода израильтян через Красное море для проверки описания Гомера и библейской ситуации Исхода.

И вот что удивительно, имея математический склад ума, он прекрасно владеет пером, причем пишет в совершенно разных формах: будь то поэзия, драма или проза.

Наум Евсеевич необычайно эрудированный человек. Я всегда немного теряюсь в его присутствии, когда он предлагает, например, продолжить цитату какого-нибудь классика. Хотя и говорят, что невозможно все знать, но вот он точно знает. А еще всегда элегантный, во всех смыслах этого слова, внимательный, с огромным почтением относящийся к представителям слабого пола.

Елена Константиновна – пианист, концертмейстер Мариинского театра, заслуженная артистка Российской Федерации. Невысокого роста, стройная, темноволосая женщина, с приятной улыбкой и внимательным взглядом. А как же без этого – ведь она педагог. Среди ее именитых учеников народные артисты: Анна Нетребко, Юрий Марусин, Нина Романова, широко известные оперные исполнители: Евгений Акимов, Ирина Матаева, Сергей Скороходов, Жанна Домбровская, Евгений Уланов, Сергей Романов, Виолетта Лукьяненко и многие другие. В марте этого года Елена Константиновна отметила 90-летний юбилей, а в апреле в Мариинском театре должен был состояться концерт, посвященный этой особой дате. Но, увы, пандемия внесла свои коррективы в ее  планы, как и в планы всех людей на планете.

 

О времени прошлом и о времени настоящем, о плохом и хорошем и состоялась наша беседа в период самоизоляции.

Чем занимаетесь, находясь дома?

Елена Константиновна

Раньше, до карантина, у меня был один и тот же режим, одна и та же дорога – в театр и обратно, активная насыщенная театральными событиями жизнь. Сейчас репетиции, концерты- все осталось в прошлом. Все замерло в неизвестности- и не только для меня.

Взять Мариинский театр, ведь жизнь в нем не останавливалась ни на минуту, одни люди сменяли других: монтировщики разбирающие сцену после вчерашнего спектакля, снующие со швабрами уборщицы, повара на кухне, готовящие все, что будет съедено за длинный день, спешащие на репетицию музыканты с инструментами, артисты. Вечером концерты, спектакли… А что сейчас?

Стоп-кадр. Жизнь в театре остановилась… Но об этом лучше не думать.

Как и прежде наш день начинается с зарядки и обливания холодной водой из ведра.

Читаю, иногда смотрю фильмы по Интернету. Снова пытаюсь писать воспоминания о юбилейных концертах, которых было много, и такие интересные подробности всплывают в памяти…

Наум Евсеевич

В моей жизни мало что поменялось, разве что Лена теперь всегда рядом, и мы можем больше общаться. Я работаю дома, в Институт я ходил и раньше редко – лишь в дни семинаров и Ученого Совета. Пишу воспоминания об альпинизме в моей жизни.

Можно подробнее об этом?

Случилось, что после первого курса матмеха мы втроем отправились в путешествие в горы на Кавказ – без специального снаряжения, без всякого опыта. После этого я «заболел» альпинизмом. А когда вернулся домой, осенью попал под грузовик, перенес несколько операций. Потом долго восстанавливался, регулярно бегал, прыгал с трамплина в Кавголово.

Почему именно альпинизм?

Горы – это моя любовь на всю жизнь. Один из моих коллег в институте, в прошлом герой-подводник, однажды, глядя на фотографию лодки, произнес: «Жалею, что не там…». Вот и я, если случается видеть горы, всегда думаю о том же.

А почему именно альпинизм? Это один из способов самоутверждения, как и прыжки с трамплина.

У книги уже есть называние?

«Альпинизм – любовь моя». В ней про ушедших друзей и мою жизнь. Много жертв я принес духам гор.

Наум Евсеевич, Вами издано немало книг, я не имею в виду научные издания, это интерес к литературе, истории или что-то иное?

Я не стремлюсь к известности. Напротив, всегда и во всем я неуклонно следовал совету Эпикура: «Живи незаметно». Я не преследую коммерческого интереса, так как ограниченные тиражи книг предназначены только для близкого круга. Ну и не для самоутверждения тоже – литературное поприще подходит мне тут гораздо меньше, чем альпинизм, которому я принес с этой целью многие жертвы и отдал многие годы. Так что остается интерес к творческому процессу.

Расскажите, пожалуйста, как Вы познакомились

Елена Константиновна

Случилось это в 1951 г. У нас были общие знакомые, и я много о нём слышала, что есть некий Наум Вольцингер – студент матмеха, альпинист, любящий горы больше всего на свете. Он не стал сдавать весеннюю сессию, поскольку хотел попасть в Сванетию (от авт.: регион центрального Кавказа) в конце мая, когда ледники еще закрыты. В результате его отчислили из университета, он ушел из дома и жил с давно просроченным паспортом. Встреча состоялось в кинотеатре, куда нас пригласил наш общий друг.

После концерта

Ваши впечатления от первого знакомства?

Я была несколько разочарована увиденным: молодой человек маленького роста, с усами да еще в резиновых тапочках. Правда, он был очень красивый, а ресницы у него были длинные и загнутые, как у девушки.

Наум Евсеевич

Я был тогда без работы, без денег… У меня ничего не было кроме двухпудовой гири, садовой скамейки и дивана. Наш общий с Леной друг пригласил в кино, вероятно, с целью познакомить нас. Фильм назывался «Дикая Бара». Он мне не понравился, и я покинул зал, не дожидаясь финала. Мы встретились уже позже. Потом Лену направили по распределению в Новосибирск, мы переписывались, а после ее возвращения пошли в ЗАГС.

А признание в любви?

Есть такой рассказ у Джека Лондона «Мужество женщины» – о проводнике золотоискателей и его жене-индианке. Истощенные от голода они шли в лесу зимой в поисках помощи. Она всё терпела, не жаловалась, а когда умирала, отдала мужу мешочек с кусочками еды, которые откладывала для него. Он плакал, осознав, что такое женская любовь.

Наум Евсеевич, я про признание в любви, Вы не ответили…

А это и есть мой ответ.

Но ведь что-то привлекло Вас в девушке?

Сначала? Наверное, наша общая любовь музыке.

Помню ее выступление на выпускном экзамене в Консерватории, где они со своим учителем Натаном Ефимовичем Перельманом исполняли Концерт Шопена на двух роялях. А уж сколько конкурсов, концертов было…

С Анной Нетребко

Елена Константиновна, почему Вы посвятили свою жизнь музыке?

Думаю, что любовь к музыке передалась от отца. Родители мои были инженеры-химики, но отец закончил три курса Петербургской консерватории у профессора Дубасова, и музыка играла важнейшую роль в его жизни. Он был главным инженером на фабрике «Пролетарская победа». Поздним вечером, придя с работы, не снимая пальто и шляпы, он садился за рояль и играл, играл… Бах, Моцарт, Шопен – эту музыку я слышала с раннего детства. Когда я подросла, папа водил меня в филармонию на вечерние концерты.

Если говорить о театре, то не могу не спросить Вас, Наум Евсеевич, про одну из Ваших пьес, которая была поставлена режиссером Петром Фоменко и имела большой успех.

Пьесы рождаются для театра. Их природная стихия – сцена, и они стремятся туда, как черепахи, вылупившиеся из яйца на морском берегу, стремятся в свою стихию, в море.

Петр Фоменко ставил замечательные спектакли. Но я ценил его не только как режиссера, но и как совершено удивительную личность – яркую, взрывную. Общаться с ним всегда было интересно.

Я предложил Петру поставить пьесу на материале второго тома «Мертвых душ». Но он не увидел ничего привлекательного для себя. И тогда я написал пьесу «НОВЫЕ ПОХОЖДЕНИЯ ЧИЧИКОВА, или МЕРТВЫЕ ДУШИ–II», которую он поставил в своем театре.

Когда Петя уходил и уже не мог подниматься с постели, он сказал мне: «Я в долгу перед твоими пьесами». Для меня это было высокой похвалой!

Елена Константиновна, раз уж мы заговорили о театре, то, пользуясь случаем, хочу удовлетворить свое любопытство. Мне всегда было интересно, для чего опытным певцам необходимы каждодневные занятия?

Голос требует ежедневной настройки. Одни поют упражнения, другие – старинные арии, легкие, в границах одной октавы, чтобы голосу было удобно, чтобы мышцы привыкали к одному и тому же ощущению, – и тогда дальше как по рельсам…

Для меня голос – отдельная независимая субстанция. Бог поселяет его в человеческую плоть и дальше их отношения развиваются в зависимости от понимания вокалистом своего назначения. Голос может быть мстительным, если певец нарушил необходимый строгий режим, а может выражать благодарность, и тогда мы становимся свидетелями чуда!

И так дни, месяцы, годы. В принципе, это путь к совершенству, как к горизонту: сколько ни иди, расстояние не уменьшится. Но все-таки, все-таки движение к далекой цели происходит.

Сейчас все находятся примерно в одинаково сложной ситуации. В Вашей жизни, наверное, было немало таких моментов.

Елена Константиновна

Конечно же, война, блокада, голод, холод – нельзя это сравнивать с нашим временем.

Но помню, каким испытанием для меня стала жизнь в коммунальной квартире, в которую привел меня Наум. Шесть комнат – 18 человек, обычные споры и крики, кому убирать и мыть полы. Соседи – совершенно разные люди, с разным образом жизни, и со всеми требовалось найти общий язык.

Но это не мешало нам относиться ко всему весело, с существенной долей беспечности. Не было лифта, не было телефона, однако, когда в окне нашего шестого этажа зажигался свет, «на огонек» приходили гости, иногда и после полуночи.

Еще в нашей коммуналке жила семья, в которой девочка тоже училась в музыкальной школе. Потом они совершили обмен и переехали на улицу Марата, дом 66, в ту квартиру, где я родилась, и именно в те две комнаты, где прошло мое счастливое детство. Я не устаю удивляться совпадениям, происходящим со мной, я убеждена, что все они имеют определенный глубокий смысл, который находится за пределами обычных представлений.

Наум Евсеевич

И самые счастливые, и самые тяжелые моменты у меня связаны с альпинизмом.

Если говорить про день сегодняшний, я понимаю, что творится в мире, что ждет Россию и другие страны. Но я в это не втянут, и фактически в моей жизни ничего не поменялось. Вот у Лены – другое дело. Ей очень тяжело без театра.

Ваше отношение к театру-онлайн?

Елена Константиновна

Сейчас, находясь дома, я с удовольствием слушаю радиопостановки различных спектаклей, мне нравится. Но ведь поход в театр – это не только сама постановка, это атмосфера, пропитанная чем-то волшебным, это целый ритуал. Мне кажется, что мир к этому идет (я про формат онлайн), идет к тому, что все будет другое. Слишком много изменений произошло за последнее десятилетие.

Взять хотя бы пьесы великих драматургов, в которых заключены вечные идеи, актуальные для каждого времени – всё дело в их глубоком прочтении и воплощении. Я понимаю, что время врывается в искусство, однако новое должно обогащать старое, а не разрушать его. Даже балет не избежал этой участи: нежная трепетная Жизель вместо таинственного загробного мира оказывается в сумасшедшем доме, где поэтичная мягкость движений сменяется яростной жестокой пластикой. Таких примеров множество. И если для пластики и слова эти поиски хоть в какой-то мере допустимы, то опера, где музыка и слово нерасторжимы, должна оставаться в том историческом времени, в котором была создана. Современная режиссура калечит и уничтожает классическую оперу – великое достижение человеческого духа. Ей не нужна политизация, намеки, связь с настоящим. Она, как великие творения Рафаэля и Рембрандта, должна сохранять свою первозданную форму! И только интерпретация дирижера и певцов придает ей живое сиюминутное звучание.

Получается, что вместо воспитания чувства прекрасного зрителю предлагают, как правило, жестокую чернуху. И всё это считается новым прочтением, глубоким концептуальным решением.

Наум Евсеевич

Театр-онлайн – это как электронная книга. Разве можно насладиться такой книгой в полной мере, ждать встречи с ней и потом, аккуратно перелистывая странички, вдыхать ее необыкновенный аромат…

С Пласидо Доминго 2012 г.

 

Последний вопрос: Вы можете охарактеризовать, что сейчас происходит?

Елена Константиновна

Природа взбунтовалась из-за разрушительного отношение к ней человека. Что касается пандемии, то такое бывало и раньше.

Наум Евсеевич

Эта катастрофа – этап конца света, но еще не конец. Природа таким вот образом реагирует на безумие человечества: теплая зима без снега, глобальные пожары, как в Австралии, разрушительные наводнения, полное исчезновение видов живого мира. Люди уничтожают планету. Конечно, еще есть шанс развернуться.

Осенью изобретут вакцину, и появится возможность излечиваться от пандемии.

Но вот экономические последствия будут значительно тяжелее, нежели от коронавируса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *