АЛЛА ФРОЛОВА:
«Всегда интересно то, что тебя ждет»

Принято считать, что природа на детях отдыхает. Я не знаю, кто придумал такое утверждение. Ведь атмосфера творчества присутствует в таких семьях буквально во всем, и ребенок просто обречен на то, чтобы проявить себя в том или ином созидательном процессе. 

А еще творческие люди умеют мечтать и, словно губка впитывают все, что их окружает. В результате рождаются необычные идеи и как следствие появляются произведения искусства. 

Недавно судьба свела меня с такими людьми: с театральной художницей Аллой Фроловой и с её сыном, телеоператором Анатолием Ларионовым. 

Об искусстве, и не только о нем состоялась наша беседа. 

Анатолий

«Петербургскую художницу Аллу Фролову открыла для меня дочь Марфа. Она смогла рассмотреть в историко-художественных композициях, в театральных эскизах, выполненных чуткими и заботливыми женскими руками, самозабвенную влюбленность художницы в основное дело своей жизни. Влюбленность эта сочетается с высоким профессионализмом, глобальным знанием художественной культуры и умением находить к каждой работе свой ключ, придумывать новые формы и разнообразные стилистические построения. 

Индивидуальность и самобытность объединены у Аллы Фроловой духовной основой художественных поисков, основой чисто петербургской, отличающейся необычной тактичностью, строгой требовательностью к себе и непоказной скромностью. Ее работы рождены в атмосфере культуры театрального по форме и содержанию города на Неве, более степенной и сдержанной на фоне подчас бравурной и открыто торжествующей культуры московской. Меня очаровывает эта «фарфоровая» изысканность, любование тончайшими деталями, умение деликатно и ненавязчиво говорить со зрителем». 

 

Савва Ямщиков. 

 Автор более ста пятидесяти  спектаклей и концертных программ, кукол различных «фасонов», икон, плащаниц, множества персональных художественных выставок …– все это про художника Аллу Фролову. Она соединяет в своих работах традиции московской и петербургской художественных школ. 

Встреча с Аллой Анатольевной состоялась в её мастерской. 

Творения мастеров живописи всегда пробуждают у меня какие-то особые переживания. Рассматривая многочисленные картины, от которых становится тепло и уютно на душе, иконы, театральные костюмы, причудливо одетых кукол… замечаешь незримое единение автора с театром. Но особая её любовь – это балет. 

 

Алла Анатольевна, Ваш художественный талант достался Вам от родителей? 

Моя мама, Нина Владимировна Мясищева, доктор медицинских наук, профессор, работала в онкоцентре Российской Академии Медицинских наук. Папа – Анатолий Дмитриевич Фролов, переводчик, сценарист документального кино, дипломат. Конечно, мои родители очень любили театр, к тому же у мамы был прекрасный голос, поэтому я выросла в атмосфере творчества. 

Мы жили в Москве, там я окончила художественное училище, моим учителем была Татьяна Ильинична Сельвинская – известный театральный художник. Вероятно, этот факт и оказал влияние на мою дальнейшую судьбу. Потом я приехала в Петербург, училась в Мухинском училище,  поступила в Театральный институт на театрально-постановочное отделение, которое успешно окончила по классу Ильи Григорьевича Сегаля.  

Свою трудовую деятельность как художник-постановщик я начала еще во время учебы в Театральном институте. На протяжении 20 лет преподавала в Консерватории на кафедре режиссуры балета дисциплину «Художественное оформление спектакля», работала в оперной студии, занималась оформлением музыкальных спектаклей. 

Я попробовал себя везде, где только можно – мне все нравилось. 

У меня много дипломов за оформление спектаклей, за изготовление костюмов различных народностей: тувинцев, бурятов, чукчей, эскимосов, поморов, народов Амура В России, наверное, нет места, где бы я ни бывала. 

А за рубежом? 

Мои работы есть во многих странах, например в Дании, Франции, США, Болгарии, Югославии, Чехии… Я отправляла эскизы на Кубу, в Португалию для балета «Щелкунчик». В Вероне имела большой успех выставка моих икон и эскизов театральных костюмов, которая проходила в Русском доме и в двух галереях. 

С чего начинается создание костюма? 

Делаются эскизы, подбирается ткань и потом отшивается. 

Сколько требуется времени, чтобы сшить один костюм? 

Все очень индивидуально, иногда можно за день все сделать, иногда – за месяц. 

Есть те, которые Вам особенно дороги? 

Мне сложно ответить на этот вопрос. Мне все дороги, каждый из них имеет свою историю, свою судьбу. Что сделано, то сделано! Всегда интересно то, что тебя ждет. 

Алла Анатольевна, как родилась идея делать кукол? 

После пошива костюмов оставались очень красивые куски тканей, и рука не поднималась отнести их на помойку. Вот и пришла идея изготавливать из них кукол. Например, я занималась оформлением спектакля «Пиковая дама», который ставил в Самаре балетмейстер Игорь Чернышев. Я подарила ему двух кукол из Пиковой дамы.  

Потом были к спектаклям «Спящая красавица», «Снежная королева»…  

Я придумала кукол по временам года. Но полностью готова пока только осень, остальные требуют доработки. К тому же у меня возникла идея сделать костюмы кукол «12 месяцев», а к ним картины со сказочными сюжетами. 

На стенах много икон, это всё Ваши работы?  

Да, конечно, у меня авторская техника, есть аппликации. Мне нравится иконопись. Иногда священники заказывают, я им дарю. 

У Вас очень атмосферная мастерская, чьих рук дело?  

Было время, когда я много занималась в мастерской при Этнографическом музее. Потом мой ныне покойный муж Вячеслав Львович Ларионов организовал для меня эту творческую мастерскую. Он был искусствовед, театровед, помогал мне в профессии, да и вообще во всем. Теперь мастерская – это семейное дело. Наш сын Анатолий Ларионов директор, а я главный художник. Так что свои руки к её созданию все приложили. Основное занятие мастерской это реставрация старинных костюмов, пошив театральных, концертных и народных костюмов. Например, для Петропавловской крепости шили – для музея «Улицы времени». Сейчас работаем над костюмами для оперы «Электра» по эскизам Вячеслава Окунева (от авт.: художник постановщик), он прекрасный художник и чудесный человек. С ним всегда приятно работать. В результате у нас все получается! 

Алла Анатольевна, поделитесь планами… 

Мечтаю, чтобы было больше времени заниматься живописью, хотя и прикладное творчество мне тоже очень нравится. В планах сделать выставку кукол. 

Главное, чтобы никакие форс-мажорные обстоятельства не помешали этому. 

 

 

 

АНАТОЛИЙ ЛАРИОНОВ: удалось застать уважение к телевидению 

 

Анатолий Ларионов – главный оператор телеканала Санкт-Петербург; оператор-постановщик художественного фильма «Моя старшая сестра», трансляций крупных городских мероприятий: День Победы, День Военно-Морского флота, Алые паруса, проекта «Опера всем»…,  оператор нескольких десятков документальных фильмов; директор семейной мастерской Аллы Фроловой, а еще талантливый фотограф…Это тот случай, когда работы, я про фотографию, вызывают эмоции! 

 

 

Анатолий, с чего началась Ваша карьера на телевидении? 

Все произошло, как это часто бывает, случайно. Я не поступил с первой попытки в институт. А на телеканале образовалась вакансия в художественной группе, которую срочно нужно было кем-то занять. Обычно приглашали из числа абитуриентов, которые не прошли по конкурсу. Мне повезло: я оказался одним из таких счастливчиков. 

Родители не хлопотали за Вас? 

У папы на телевидении работал друг – журналист Евгений Поротов, к сожалению, его уже нет в живых. Он занимался расследованиями, и у него была, скажем так сложная репутация, а потому поспособствовать моему трудоустройству он не мог. Но он первый, кто ввел меня в профессию, объяснил, что делать молодому и необученному, чтобы удержаться в этой сфере. Его наставления я помню до сих пор и делюсь ими с молодыми коллегами 

Как дальше развивались события? 

Проработав некоторое время в этой группе, я понял, что буду первым, кто сможет попасть под сокращение. Тогда только начинали создавать информационные редакции, куда брали  молодых  сотрудников. Вот я и перешел туда. Постепенно телевидение из просветительско-публицистического преобразовывалось в информационное. На Ленинградском телецентре появилась информационная программа «Факт», которую, затаив дыхание, смотрела вся страна. Через несколько лет она трасформировалась в «Информ-ТВ».  

Именно работа в редакции этой информационной программы стала фундаментом в моей профессии. Главный режиссер «Информ-ТВ» Анатолий Ильин дотошно учил мастерству репортерской работы всех молодых операторов и корреспондентов. Ведь многие из нас не имели до этого опыта работы в телевизионной журналистике. 

Почему именно молодых  брали? 

Потому что нами было легко управлять, что нам говорили, то мы и выполняли. 

Нам давали задание, и мы лезли и в огонь и в водуна танк, в самолет, в криминал – куда угодно и на что угодно. 

Репортерство — хорошая школа, но дальше хотелось большего: художественной и постановочной операторской работы. Это дал мне творческий союз с известным петербургским журналистом Иннокентием Ивановым. Мы вместе много лет делали программу «Международное обозрение», сначала на Пятом канале, потом на канале Культура. Параллельно снимали телевизионные фильмы. В тот период я объездил полмира. Снимали в разных странах, причем в таких местах, куда, будучи туристом, попасть невозможно, встречались с удивительными людьми.   

В Тунисе я застал живой Анастасию Александровну Ширинскую-Манштейн, которая была последней, кто остался в живых из эскадры Врангеля.  

Тогда я не только увидел разные страны, но и познакомился с телевизионным производством за рубежом.   

Всё это время я был штатным сотрудником Пятого канала. На моих глазах из государственного он стал городским, а после – частным. Теперь он вообще не имеет отношения к городу. А ведь когда-то на Пятом была лучшая постановочная студия вещания в стране! Теперь она полностью разрушена, где делались декорации  «живет» банк.  

Сколько Вы проработали на Пятом канале? 

16 лет, потом ушёл на фриланс. И это было совершенно замечательное время, оно длилась года три. 

Почему замечательное? 

Когда человек долго работает в замкнутой системе, то у него формируются какие-то несколько искаженные представления о реальности, о своей творческой значимости, о своем месте в компании и вообще в этой жизни. Фриланс в этом смысле расставляет точки над «и». Тебе никто не звонит и не говорит хороший ты или плохой. Тебе просто звонят, или не звонят вовсе… Я прекрасно помню, как мы тогда жили с семьей, у нас уже было двое детей.  И у меня начинался психоз, если телефон, например, неделю молчал. И тогда совершенно четко выкристаллизовалось отношение к профессии – какое-то понимание происходящего. Потом младший Боярский пригласил меня на должность главного оператора телеканала «Санкт-Петербург», который 8 лет назад еще только становился на ноги. Я взял месяц на размышления, потому что там были очень маленькие зарплаты – самые маленькие, очень слабый профессиональный состав, полное отсутствие собственной материально-технической базы. 

В результате я согласился – и это был шаг в абсолютную неизвестность.  

Сегодня телеканал «Санкт-Петербург» – это крупнейший на Северо-Западе производитель собственного контента. Случилось это по разным обстоятельствам, в том числе, и потому, что Пятого канала не стало как такового, там даже собственных сотрудников не осталось, так как они ушли в объединенную редакцию Известияу (газета «Известия», РНТВ, Пятый канал и 78-канал). Там они обезличены абсолютно. Пятый канал остался только в виде технических сотрудников. 

Сейчас помимо основной работы на телеканале, преподаю операторское мастерство на факультете дополнительного образования института Кино и телевидения. Двадцать лет назад я сам окончил его с красным дипломом.  

Анатолий, помните, что больше всего поразило, когда Вы начинали работать на телеканале? 

В 17 лет всё интересно: настоящая мужская компания, яркие примеры людей, которые бегали с камерами, с фонарями… Мне еще удалось застать уважение к телевидению, которое сейчас напрочь отсутствует. В то время наблюдалась какая-то иллюзия, что телевидение это то, где тебе непременно помогут. Как раньше говорили, если что не так, то напиши в газету или на телевидение. Я уверен, что большего представления о стране, людях и жизни я бы не получил нигде. Мне довелось побывать и в местах лишения свободы, на заводах, фабриках, на полигонах ядерных отходов, спускаться в шахты… Единственно, что полностью выпало из моей биографии, – боевые действия. Эта история меня как-то не очень интересовала, возможно, сказалось то, что я достаточно рано стал отцом и уже не мог рисковать своей жизнью.  

Нет, наверное, какой-то другой профессии, через которую можно было бы так познать этот мир.  

Несколько слов про семейную мастерскую, директором которой Вы являетесь… 

Это такая большая семейная история… Вышивать я не могу, но я могу носить тяжести, водить машину, заниматься организацией выставок… 

В том числе и своих выставок? 

У меня было 10 фотовыставок на разных площадках города. 

Фотографией давно увлекаетесь? 

Если руководствоваться версией моей мамы, то у меня с детства присутствовала тяга к технике. Однажды, видимо движимый любопытством, засунул пальчик в розетку, понятное дело коротнуло, вот тогда я всем и объявил, что буду фотографом. Конечно, снимать начал позже – случилось это в пионерском лагере. У нас был фотокружок. И мы в  строительном вагончике в условиях полной темноты учились наматывать пленки на фотокатушку. В школе в старших классах я активно фотографировал. 

Фотография – это хобби, которым я периодически занимаюсь.  

К тому же моя основная деятельность связана с визуальным воплощением искусства на экране. А все операторы должны уметь фотографировать. 

Помните свою первую камеру?  

Конечно, это была «СМЕНА», она досталась мне от папы. Потом появился «ФЭД», «Зенит»… Они у меня до сих пор где-то дома лежат. 

Я видела несколько Ваших фотографий, они сняты, скажем так с очень интересного ракурса… 

В этом плане у меня есть большие преимущества перед другими фотографами – работа на телеканале. 

Например, праздник выпускников «Алые паруса» я снимаю с самого первого года его появления. Сейчас «парусам», если я не ошибаюсь, уже 13 лет. И, конечно же, у меня самые лучшие точки для съемки. Лет десять я находился на телебашне, там чудесно виден проход корабля за Петропавловкой –  очень красивая картинка получается, поэтому я снимал еще и на фотоаппарат. 

А в этом году как все происходило? 

Это первый раз, когда я не взял с собой фотоаппарат. В этом году все происходило иначе – полностью сменилась постановочная бригада. Был приглашен кинематографический режиссер Михаил Колпахчиев,  определено 7 точек со светом вокруг акватории, около Газпромарены. Я являлся постановщиком на одной из них – работал с динамическим светом.  

Что больше нравится снимать? 

Уличная фотография, событийная документалистика, портреты, предметная фотография, пейзажи … 

Очень хочется заняться постановочной фотографией, но пока не сложилось. 

Я очень люблю город, люблю ходить пешком. Поэтому в основном мои фотографии  – это городской пейзаж. По роду деятельности я имею замечательную возможность выбирать для съемки в городе верхние точки с применением техники. У меня есть фотографии, которые, что называется, я сам построил: в конкретное место привез скайлифт (от авт.:техника для работы на высоте), поднялся на 50 метров и сделал снимок. И этой точки нет в городе. У меня есть целая подборка таких работ, если появится возможность непременно их выставлю. Думаю, что это будет интересно и может вызвать спор среди специалистов, с какой точки это снято.  

В апреле этого года в музее городской скульптуры должна была состояться моя фотовыставка. Но по известным всем причинам этого не случилось. Мы перенесли ее на апрель 2021 года. 

Очень надеюсь, что она состоится. Пользуясь случаем, приглашаю всех на эту выставку! 

 

 

Беседовала Ирина Малёнкина 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *