Музей – это территория свободы

Первый и единственный раз я была в театральном музее на площади Островского, когда училась в шестом классе. Воспоминания остались стандартно-музейные: руками не трогать, за ограждение не заходить. Сегодня я совсем по-другому осматривала экспозицию. Пожалуй, дело не только в том, что я стала в несколько раз старше. Я дышала историей и не могла надышаться, поражаясь ее потрясающей близостью. И абсолютно детская мысль вызывала абсолютно детский восторг: это все было задолго до моего рождения, это было задолго до рождения моей бабушки! По ступеням, на которых начертаны великие имена тех, кто приходил в дирекцию императорских театров более века назад, я шла на цыпочках, стараясь не стучать каблуками. Помимо уникальных костюмов, документов, целого зала театрального авангарда, где я задержалась надолго, меня просто потрясла экспозиция для детей «Волшебный мир театра». Стало понятно, здесь детей воспринимают всерьез и говорят с ними как со взрослыми. Рассказывают, что такое театр, как он менялся от века к веку. В «детском» зале есть закулисье. Есть гримерная, костюмерная, машинерия, кабинет режиссера… Здесь все можно трогать! Я – шестиклассница осталась бы в этом зале навсегда. Удивило ощущение: мне было уютно в этих огромных помещениях, будто я пришла туда, где меня ждали, где мне рады и хотят подарить что-то замечательное. Доброжелательная атмосфера, по-питерски слегка сдержанная, ненавязчивая – заслуга уникального коллектива Музея. Сегодня в гостях у «Авансцены» директор Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства Наталья Метелица и представитель самой юной части коллектива – заведующая научно-просветительским отделом Анна Ласкина. 

Наталья Ивановна, почему музей? 

 

Музей возник в мой жизни достаточно неожиданно, по стечению обстоятельств. Мне просто надо было устроиться на работу после института. Без ленинградской прописки жить мне было негде. В аспирантуру меня не взяли, хотя все экзамены я сдала на отлично, тема «Чехов и Англия» была в те времена не очень подходящей.  

Я шла устраиваться на работу в кинотеатр «Родина» и по дороге встретила своего педагога Исаака Израилевича Шнейдермана, который велел мне не ходить в кинотеатр «Родина» и вечером позвонить ему. Дело в том, что жена моего педагога служила в те годы директором театрального музея. На следующее утро я пришла к прекрасной Инне Карловне Клих, подруге Черкасова, Симонова, человеку из той высокой театральной эпохи, и она приняла меня экскурсоводом. 

 

Думали ли Вы в тот момент, что это навсегда? 

 

Нет, конечно. Я не очень обрадовалась, но поняла, что у меня будет работа. 

Совершенно точно не собиралась надолго здесь задерживаться. Нрав у меня достаточно динамичный. Музей и Метелица мне казались совершенно не совместимыми понятиями. Экспонаты, пыль, какие-то старушки…  

Я ведь собиралась поступать в Университет, хотя театр очень любила, как можно любить театр в провинции. Больших актеров и режиссеров я знала только через кино. В городе Великие Луки, где я окончила среднюю школу, существовал и существует маленький провинциальный театр. Поступая в театральный институт, я решила попробовать сначала на актерский. Первые два тура я прошла, и тут мне сказали, что с золотой медалью не надо идти в артистки, и я не пошла. Написала рецензию на фильм «Ионыч», прошла собеседование и поступила. 

 Перед собеседованием я как раз пришла в этот музей, не думая, что когда-нибудь буду здесь служить. Пришла, встретила абсолютно равнодушного очень изысканного сотрудника, он сидел на диспетчерском месте и читал журнал. Я к нему подлетаю, такая провинциалка-максималистка, говорю, что у вас тут никого нет, поэтому проведите для меня экскурсию. Он не захотел для меня одной это делать. Возникла перепалка. Я обозвала его «чинушей» и обвинила в том, что он не любит театр. Через пять лет, когда я пришла сюда экскурсоводом, он меня вспомнил. Мы долго смеялись и очень подружились. И сам он оказался тонким, умным и очень преданным музею человеком.  

Анна, а Вы как оказались в музее? 

 

Я поступила после школы в театральную академию на театроведческий факультет. В школе я занималась журналистикой и ходила в театр. Мой папа театровед по образованию, это у нас такая преемственность поколений. Я с детства жила в театре, просто родителям было непонятно, куда еще можно девать ребенка, не на каток же. 

Все пять лет учебы мы ходили в театральную библиотеку, которая расположена здесь же на первом этаже. Но ведь даже в голову не приходило подняться выше. Это такая плохая черта студента, когда тебе неинтересно то, что за рамками задания. Но как-то я все-таки поднялась и влюбилась… И в экспозиции, и в людей, которые служат в музее. Я поняла, что останусь здесь. 

 

Наталья Ивановна, кто Ваши учителя? 

 

Попав сюда, я начала постигать какой-то совершенно другой мир. В первую очередь благодаря людям, которые здесь работали. Театральная жизнь Ленинграда в ту пору была очень насыщенной. Товстоногов, Корогодский. Еще мы мотались в Москву на Любимова и Эфроса.  

Нас очень хорошо учили в театральном институте. Во всяком случае, так было тогда. Были потрясающие педагоги: Гительман, Тамарченко, Сахновский, Юфит, Борис Смирнов, Шнейдерман, Чирва. Каждый – огромная планета. Их педагоги были еще масштабнее. Для нас информационное пространство определяли не телевидение и газеты, а люди. Для нашего поколения люди, их ценностные взгляды, нравственные ориентиры и составляли систему мировосприятия. Я попала в этот коллектив, состоящий из выпускников нашего ВУЗа, поэтому мы были в одном пространстве общих ценностей и на одной волне. Достаточно было только начать фразу, и все понимали, что имеется в виду. На самом деле это большое-большое счастье. А еще это был коллектив, лишенный интриг. Я попала туда, где мне было очень комфортно и с точки зрения профессии, и по-человечески. Мне хотелось идти на работу каждый день. Мы скучали друг по другу в отпуске. У нас были романы и любови. К нам приходили и Барышников, и Довлатов, и многие другие. Тут бурлила такая интересная жизнь.  

 

Сама работа Вас тоже увлекла? 

 

Музей – это территория свободы, потому что все, что мы храним, уже принадлежит истории, а историю можно прочесть по-разному. Наши экспонаты учили нас быть свободолюбивыми либералами. Прожитые жизни в искусстве – это тоже очень важно. Мы смотрели на комплектование нашей коллекции во времена после смерти Сталина: эти страшные послевоенные годы…, экспонаты лагерных театров… Как люди выстояли, как себя сохранили?! Коллекция она тоже тебя формирует. Но это уже чуть позже пришло. Сначала были люди, потом уже вещи. Ну и, конечно, богатая театральная среда и то, что в нас вложили наши учителя. Вот так год за годом, от экскурсовода до директора музея.  

Уже много десятилетий я здесь. Я чувствую себя комфортно и уверенно еще и потому, что хорошо знаю эту коллекцию. Могу любой проект, любую идею, которая придет в мою взбалмошную голову, реализовать, «одеть» и увлечь этим сотрудников. А если нам чего-то не хватает, у нас рядом есть другие музеи, наши коллеги, такие же увлекающиеся, такие же любящие свое дело, готовые вместе объединиться в диалоге, в многоголосном хоре.  

Наталья Ивановна, а можете рассказать про какую-нибудь «взбалмошную идею»? 

 

Сейчас у нас проходит выставка «В круге Дягилевом. Пересечение судеб». Задумали мы этот проект несколько лет назад. В нем принимают участие 20 музеев. 16 наших и 4 зарубежных. Но кто знал, что придет ковид и нарушит нам все планы. Мне всегда хотелось посвятить что-то лично Сергею Павловичу Дягилеву, не его детищу – балету, а именно этой личности. Выставка посвящена кругу людей, которых он вовлекал и вовлек в свою деятельность. Весь мир знает, кто такой Дягилев и преклоняется перед его великим талантом продюсера. Он собирал вокруг себя идеальных для него? нужных людей, которые могли воплотить его идеи. И когда король Испании ему сказал: «Я не понимаю, какова ваша роль. Вы не дирижируете, Вы не хореограф, Вы не композитор. Что Вы, собственно, делаете?», – Дягилев ему ответил: «Я такой же, как и Вы. Вы не делаете ничего, но без Вас в Испании ничего невозможно». Это фигура такого масштаба, такого диалога России с Европой и с миром, я больше таких примеров не знаю. Самой большой мечтой Дягилева было возвращение в Россию, чтобы показать русской публике, критикам, родным, друзьям, каких высот он достиг. Но мечте не удалось сбыться.  

 

«Дягилев P.S.» тоже Ваше детище? 

  

Мое. В 2008 году все музеи стали готовиться к очередной юбилейной дягилевской дате. Общаясь с Валентиной Матвиенко, я предложила ей использовать имя Дягилева как бренд Санкт-Петербурга. Сергей Павлович был истинным патриотом, что бы о нем ни говорили. Коко Шанель писала, что это был совершенно невероятный человек, который считал, что все должны любить все русское: одежду, моду, книги, музыку, балет, оперу, еду. Памятуя его мечту о возвращении в Россию, в Санкт-Петербург, мы возвращаем сюда его имя. 

 

Анна, в чем особенность музея как театральной площадки? 

 

В музее любой спектакль совершенно по-иному играется, и его по-иному воспринимают зрители. Это просто какой-то вызов: попробовать себя в такой атмосфере. На тебя ведь все время смотрит прошлое. Поскольку это здание бывшей дирекции императорских театров, в зале, где сейчас играют спектакли, располагался кабинет Теляковского, последнего директора императорских театров. За этим роялем играл Чайковский. Здесь особая атмосфера, понимаете. Здесь решались судьбы великих актеров и режиссеров. У кого-то все рушилось, кто-то уходил отсюда счастливым, как, например, Мейерхольд, который получил здесь контракт после громкого скандала с Комиссаржевской. Все это накладывает определенный отпечаток на любое сегодняшнее мероприятие.  

Наталья Ивановна, что за публика к вам приходит?  

  

Публика сейчас во многом малотребовательная. Они приходят все-таки не столько за содержанием, сколько за атмосферой. Люди хотят смотреть сами, без экскурсовода. Если что-то непонятно, спросят или включат аудиогид. Приходя сюда, человеку хочется сделать передышку, отринуть шум толпы, улицу, интернет и углубиться в атмосферу прошлого. 

Анна, а есть в музее чисто молодежные проекты? 

 

Фестиваль молодых театров «Здесь и сейчас». У музея есть традиция, которая появилась задолго до моего прихода – помогать молодым. Я с радостью это подхватила. В Питере очень много театров, у которых нет своей крыши, они сложно живут, и музей им всегда помогает. Раз в месяц мы показываем какой-то спектакль молодых театральных коллективов.  

Второй большой проект называется «Весь день театр». Приурочен он ко дню театра, который отмечается 27 марта. Это моя придумка. Зритель приходит на весь день. Весь день нон-стопом идут различные мероприятия 

И совсем новый проект, который только появился – аудиоспектакль «Портрет» с Дмитрием Лысенковым в главной роли. Это не аудиогид, это звуковой спектакль о Левкии Ивановиче Жевержееве, создателе театрального музея, человеке, без которого всего этого не было бы. Остальные герои спектакля – наши сотрудники, которые работают в музее много лет. «Жевержеев» что-то рассказывает, и в его монолог из прошлого вклинивается настоящее голосами сотрудников музея.  

 

Наталья Ивановна, я слышала, Вы высоко оценили эту работу? 

 

Это убедительно и состоятельно в художественном смысле и по-человечески. Это абсолютно их проект, молодежи, здесь нет никакого нашего поколенческого давления. Я была просто потрясена, что их, молодых, заинтересовал Жевержеев. И инсценировка, и режиссура, и исполнение – все удалось. 

Сегодня наши молодые сотрудники говорят, что в театральном музее работать престижно. Им интересно: они горят, творят; мы, старшие, их всячески поддерживаем. Я всегда говорю своим сотрудникам: «Любая сумасшедшая идея, пришедшая вам в голову, может найти поддержку. Приходите, обсудим и будем делать». У нас нет никакого запрета на творчество.  

 

В 2009 году Музей стал лауреатом первого престижного музейного конкурса «Музейный олимп» в номинации «Музей года». Впоследствии коллекция наград этого конкурса – статуэток «Мнемозниа» – пополнялась в различных номинациях.  

В 2018 году Музей вошел в лонг-лист авторитетного международного издания TheArt Newspaper в номинации «Музей года».  

Сегодня Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства включает в себя: бывшую дирекцию императорских театров на площади Островского, Музей Римского-Корсакова, Музей Шаляпина, Шереметьевский дворец и Музей-квартиру актеров Самойловых. И на каждой из этих площадок работают уникальные люди, понимающие, что забыть историю искусства означает разрушить его будущее.  

 

 

Беседовала Мария Симановская 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *