Тамара Дмитриева –
о Чайковском и не только…

Бывают такие встречи, знаете, неслучайные случайности… 

Так произошло и знакомство со скульптором Тамарой Викторовной Дмитриевой. Услышала её рассказ о памятнике Петру Ильичу Чайковскому, и так вдохновенно и с любовью она рассказывала, что предложила ей встретиться. 

Тамара Викторовна Дмитриева (ТАВИДИ), родилась в Ленинграде. В 1968 году окончила Институт Живописи Скульптуры и Архитектуры им. И. Е. Репина Академии Художеств СССР. С 1983 года член Союза Художеств РФ. Участница многочисленных выставок в России и за рубежом. Автор памятников, мемориальных композиций, декоративно-парковых скульптур, портретов..Созданные ею произведения находятся в фонде Академии Художеств Росси, музеях России и за рубежом, а также в частных коллекциях.  

В 1997 году на Международном фестивале искусств «Мастер класс» присвоено звание «Мастер». 

 

Тамара Дмитриевна пригласила меня в свою мастерскую. На стеллажах, на полу, собственно везде расположились скульптуры – бюст Марины Цветаевой, в углу изящная фигурка Виктора Цоя с гитарой, а вот та самая скульптура Петра Ильича Чайковского. Она действительно необычайно красива – какая-то очень одухотворенная. 

Вероятно такой эффект достигается за счет крыльев лебедя, являющимся спинкой кресла, на котором сидит великий композитор.   

Рассматривая работы Тамары Дмитриевны, я словно общалась с этими людьми, отчетливо представляя время, в котором они жили и творили. Настолько хорошо скульптор смогла уловить и выразить их внутреннюю суть. 

Несмотря на то, что среди работ есть и те, которые посвящены трагическим событиям в истории Росси, все они излучают какой-то неуловимый свет и тепло. 

Тамара Викторовна, а как пришла идея сделать памятник Чайковскому? 

Примерно год назад комитетом по градостроительству и архитектуре был объявлен конкурс на эскизный проект памятника Петру Ильичу Чайковскому. Но я решила не принимать в нем участие.  

 

Почему? 

Я не успевала вписаться в объявленные сроки конкурса. 

 

Известно, чей проект оказался лучшим? 

По каким-то причинам победитель тогда не был определен. Меня пригласили принять участие в конференции в режиме «круглого стола», как раз там я и узнала, что первое место никому не присудили и конкурс продлили до 27 марта. В сентябре комиссия вновь вернулась к этой теме. Но я не принимала участия в конкурсе. 

 

Кто первым увидел Вашу работу? 

Муж и сыновья 

 

Их впечатления? 

Родным всегда нравятся мои работы 

 

 

Что, по Вашему мнению, главное в этой скульптуре? 

Композиция – мощь, которая возникает, от характера, от образа Чайковского, он очень сильный человек, его душа полна света. Всё это вдохновляет. Его музыку любят и исполняют во всём мире. 

 

Тамара Викторовна, а какая из Ваших работ у Вас наиболее любимая, чем Вы гордитесь?  

Всеми горжусь. Но сейчас я больше всего думаю о композиции скульптуры Петру Чайковскому 

 

Остальные творения в прошлом?  

Скажем так, они в сердце моём.  

 

А на заказ Вы делаете? 

Конечно. Например, однажды ко мне обратилась женщина – у нее погибла дочь в авиакатастрофе, девочка только вышла замуж. Это еще во времена СССР было. 

И я сделала её в мраморе в натуральную величину. Эта скульптура установлена на Богословском кладбище. Это, пожалуй, одна из моих знаковых работ. 

 

 

Тамара Викторовнарасскажите о себе 

Я родилась в Ленинграде. Мне было шесть лет, когда началась война. Жили в эвакуации, потом вернулись обратно в родной город. Сколько себя помню, я всегда рисовала – в школе  портреты одноклассниц и даже шаржи на учителей. Ещё параллельно училась в Таврическом училище. В то время детям давали бесплатную бумагу, краски, кисточки, учили тоже бесплатно 

Мои работы участвовали в международных выставках детских рисунков.   

После школы решила подавать документы в ЛИСИ – Архитектурно-строительный институт. Но вдруг узнала, что в институт железнодорожного транспорта – ЛИИЖТ, принимают детей погибших воинов вне конкурса и там есть архитектурный факультет. Вот туда я и поступила. 

Первое время мне даже нравилось учиться, особенно привлекали такие предметы, как  «начертательная геометрия», «рисунок»…  Кстати сказать, некоторое время назад не помню, по какому поводу зашла в институт и в начертательном зале увидела свой рисунок – голову Лаокоона. Но когда не стало предметов касающихся искусства, мне стало скучно учиться. И я решила уйти, но меня не отпускали, стыдили, я ведь комсомолкой была. Потом предложили взять академический отпуск  на два года. Родителям я, конечно, ничего не сказала, устроилась на работу и сразу же поступила в институт им. И.Е. Репина Академии художеств.  

Большую роль в моем творчестве сыграла учеба в Таврическом училище. Там меня научили понимать рисунок. Это главное чтобы он получился.  

Ваше отношение к творчеству современных художников? 

Я высоко ценю работы Владимира Старова (Владимир Георгиевич умер в 2013 году). Я смотрю на его картины и восхищаюсь! И вообще, сейчас много хороших художников среди молодых.  

Ваш муж Станислав Константинович Задорожный, тоже известный скульптор, Вы с ним в Академии познакомились?  

Однажды случилось поехать вместе с ним по комсомольской путевке на Байкал, есть такой город, Нижнеудинск. В этом городе очень почитают своего земляка погибшего во время войны – Гавриила Масловского. Он был разведчиком, его отправили на задание, с которого он мог не вернуться. Зная об этом, он написал письмо своему сыну: «Я приму за честь такую смерть, потому что это во имя нашей страны, во имя человечества и во имя тебя»Письмо было опубликовано в газете «Комсомольская правда». Нижнеудинск гордится этим человекомпоэтому жители захотели установить ему памятник. Комсомольцы Нижнеудинска обратились в Академию художеств с просьбой помочь увековечить память о герое Отечественной войны. В институте на собрании нашего факультета постановили  в Нижнеудинск поедут трое парней и я. Нам оплачивали проезд, жилье и питание, обеспечивали всем необходимым для создания монумента. Когда он был готов, вместо денег нам дали путевку в дом отдыха на Байкал. А по прибытию для нас организовали грандиозную экскурсию в Богатырские пещеры. 

Конечно, ту красоту, которую мы увидели там, невозможно заменить никакими деньгами – непохожие друг на друга живописные своды пещер, сросшиеся сталагмиты и сталактиты, пропасти-камины, окаменевшие водоросли…Мы шли по этим пещерам и любовались таким великолепиемУ меня был фотоаппарат «Смена». Между прочим, большое спасибо этому фотоаппарату, благодаря ему я научилась фотографировать. Но в пещерах темно, поэтому невозможно было передать на фотографии все красоты. 

После окончания экскурсии мы решили оставить отзыв в журнале, лежащем на каменном столе. Я писала последней и, как оказалось, потом пошла в другую сторону. 

И если бы не Станислав Задорожный, который увидел это, неизвестно чем бы всё закончилось. Не зря нас предупреждали идти след в след, там есть такие скважины, в которые можно упасть и никто тебя, потом не найдет. 

Вот тогда и начался наш роман. Потом мы купались в озере, нам было хорошо вдвоем. Байкал нас благословил. Скоро исполнится 60 лет как мы вместе! 

 

Вспоминаете Байкал? 

Конечно, там много всего произошло.  

Например, когда мы были на Енисее, нам предложили переночевать в гостинице – большом деревянном доме. Поднялись на второй этаж. И вдруг к нам подходит мужчина с огромной копной волос на голове. Ему сказали, что мы студенты из института Репина. 

Представился: «Я Мессинг (от авт.:Вольф Мессинг – советский эстрадный артист, выступавший с психологическими опытами «по чтению мыслей» зрителей), слышали?»… А мы и знать не знаем. Он был очень удивлён этомуЗато потом у нас была интересная беседа. Он нам что-то показал, но повторить у нас не получилось. Сейчас, когда я вспоминаю этот случай, мне все время хочется сделать его портретЕсли у меня образуется ниша, может, и осуществлю свою мечту. Но пока у меня такой возможности нет. 

Много планов? 

Конечно, мне все интересно. Но на данном этапе я готовлюсь к выставкам, делаю портреты, композиции 

 

Беседовала Ирина Малёнкина 

Фото автора 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *