СВЯТОЕ, ЧТО ВЗРАСТИЛО НАС!

Регина Азеран
Журналист, педагог театральных дисциплин.
Лауреат премии имени Андрея Сахарова.
Лауреат премии имени Екатерины Дашковой.
Лауреат «Международной премии за объективное освещение событий в горячих точках планеты».
Учредитель и главный редактор газеты «Большая переменка».

Регина Азеран в роли Фосфорической женщины. Спектакль Баня

 

«Театральное искусство, как ни одно другое,

открывает в человеке не только тягу

к творчеству, но и учит жить среди людей!»

Писатель Борис Васильев

Федор Михайлович Никитин
 
Когда слышу о торжественном награждении волонтеров, я беспредельно рада. Я верю в искреннее желание человека бескорыстно помогать людям.
И испытываю некоторое презрение к тем, кто убежденно восклицает: «Да нет таких! Все преследуют какую-то выгоду».
А у Короленко читала: «Вруну и алчному не свойственно верить другим, как бесчувственному животному не свойственно сочувствие!»
А Федор Михайлович Никитин, народный артист России, награжденный многочисленными правительствами орденами и премиями, классик советского кино, великий актер и Учитель, говорил: «Уметь сочувствовать и приходить на помощь другому, не думая о своей выгоде, определяет богатство души человека; значит, он идет по жизни с добром».

И он шел по жизни с добром…
…1946 год. В Ленинграде о войне еще напоминали и заборы, за которыми были развалы зданий, и ночлежки бездомных людей. Там можно было найти юных бродяжек, бежавших из детских домов или из семьи. А еще это был год засухи и продуктовых карточек. Лозунг «Кто не работает, тот не ест» властвовал над жизнью ленинградцев.

Федор Никитин

В тот год во дворе своего дома Федор Михайлович увидел у помойки двух мальчишек, искавших остатки пищи. Он вынес кашу с молоком и книжки. Думал, что детям лет по восемь. Оказалось 12. И один из них не умеет читать. В школе сидеть им неинтересно. Родители погибли во время блокады. Ребята жили с родственниками, которые целыми днями работали, и им было не до детей. Никитин привел ребят в театр на свой спектакль, усадил в зрительном зале и почему-то был уверен, что они сбегут. Но после спектакля ребята ждали его у подъезда театра. Им хотелось узнать, что будет дальше с героями сценических событий и почему люди совершают подлость. Разговор затянулся на часы. С этого дня ребята стали его поджидать почти каждый день. Хотели поговорить про поступки людей и посмотреть на хорошую жизнь, которую показывают со сцены.

Рассказ об этой встрече я слышала из уст Федора Михайловича много раз, она произвела на него глубокое впечатление.

Учитель стал знакомиться с подростками и молодыми людьми. Ощутил, как война и блокада обделила многих в духовном развитии. Дворянин по происхождению, а по призванию блестящий актер и педагог, Никитин создал в конце 20-х годов прошлого столетия первую в стране Московскую кинематографическую актерскую школу (из которой потом вырос ВГИК). Этот человек не мог быть равнодушным к судьбе молодежи. Он пришел к директору Дворца культуры имени Первой пятилетки и предложил создать театральную студию.
«Театральное искусство — это трамплин в жизнь. Обучающийся актерскому мастерству глубинно погружается в психологию человека, учится вести себя в обществе, оценивать поступки свои и окружающих. Молодежь и подростки через театральное искусство познают литературу, музыку, изобразительное искусство. Это открывает человеку возможность творчески и духовно развиваться», — говорил Федор Михайлович Никитин.

Дворец культуры имени Первой пятилетки

 
Здесь его поняли. И открылась театральная студия. Федор Михайлович привел педагогов — таких же, как и он, энтузиастов. Преподаватели творческих дисциплин и режиссеры давали уроки сценической речи и сценического движения. А три дня в неделю актерское мастерство и беседы о культуре, литературе и искусстве вел Федор Михайлович. В студию, кроме подростков и старшеклассников, пришли молодые рабочие, студенты.

Каждое занятие Никитина начиналось с доклада одного из студийцев по прочитанному произведению, о только что свершившемся событии в стране или о художнике и его выставке.
Через полгода занятий один из тех двух знакомых ребят так сделал доклад о детях по повести М. Горького «В людях», что ему долго аплодировали.. Студия пополнялась. И только в конце 40-х решили поставить спектакль. Кажется, это был «Сын рыбака» по произведению В. Лациса. В работе над спектаклем участвовали все студийцы: одни входили в актерскую группу (несколько составов на каждую роль), другие были ассистентами режиссера. Были группы, работающие над декорациями, костюмами, светом. После выхода спектакля студия получила статус «Народный театр-студия». Знаю об этом периоде по рассказам студийцев и самого Федора Михайловича, так как появилась я здесь только в 1956 году, когда уже в « Пятилетке» висела афиша Народного театра-студии из нескольких спектаклей.

Илья Ольшвангер

Дворец культуры имени С. М. Кирова
Опыт Никитина был одобрен методистами Дома народного творчества, курировавшего тогда все «очаги культуры» города. В других дворцах культуры появились такие же театры-студии.
А я помню с малых лет другое время. Бомбы и голоса из репродуктора. Чтение стихов Ольги Берггольц в осажденном Ленинграде. Мама их очень выразительно повторяла. И каждый день читала «Жди меня, и я вернусь». Стихотворение было для нее почти молитвой, которую она заканчивала своими словами: «Очень жду, сынок, очень!» И мой брат с фронта в письмах писал стихи. А родители вспоминали, что я еще плохо ходила, но ясно повторяла за мамой строчки стихов.

Поэзия в нашей семье была в почете.
Потому, наверно, меня, ученицу седьмого класса, по словам педагогов, «девочку крупную и серьезную», приняв за старшеклассницу, зачислили в группу начинающих студии Народного театра Дворца культуры имени Кирова. Здесь не всех принимали, как у Никитина. Проходил вступительный экзамен. Экзаменатором был педагог студии Евгений Алексеевич Лебедев. Да-да, тот самый великий артист! А руководил театром-студией Георгий Александрович Товстоногов. Они тогда работали в Театре имени Ленинского комсомола. Когда же выяснилось, что я — «малолетка» и меня надо отправить в детский сектор, Евгений Алексеевич при Товстоногове объявил всему коллективу: «Как по-взрослому Азеран читала на экзамене стихи Петра Вайнберга о море! А послушайте, как она читает “Красавицу Раду” Горького!» И меня оставили заниматься в этом коллективе.

Сколько замечательных вечеров-занятий (четыре раза в неделю, с 19:00 до 22:00), которые запомнились на всю жизнь. Упражнения и этюды по актерскому мастерству на занятиях у Лебедева. Они давали возможность свободно мыслить и говорить, то есть быть самим собой при любых обстоятельствах и при любом количестве окружающих. Воспитывали внимание и быструю реакцию. А у преподавателя сценического движения Ивана Эдмундовича Коха мы учились не только свободно двигаться, а еще и этикету. Кох — сын петербургского архитектора-дворянина (происхождение он не скрывал) — понимал, как важно для молодого человека постичь правила поведения в обществе: как подавать руку даме, как говорить с начальством, как сидеть за столом дома и в гостях.

Лидия Жук

Лидия Борисовна Жук — оперная певица, красавица — решила посвятить свою жизнь педагогике. Она освоила логопедию, блестяще ставила голоса драматическим артистам. Ее занятия по сценической речи стали для меня центром притяжения. Через два года она меня назначила своим ассистентом.
Раз в неделю приезжал Товстоногов и собирал весь коллектив, старшую и младшие группы. Он вел беседы о системе Станиславского. Мы стали понимать, чем отличается МХАТ от театра Вахтангова или театра Таирова и Мейерхольда. Потом каждая встреча была посвящена одному из драматургов-классиков. Драматургия Толстого, Чехова, Горького была «препарирована» им так, что мы окунулись в целые неизведанные пласты жизни и исторические эпохи.

Мы ходили на спектакли в театр Ленинского комсомола и потом часами их обсуждали. Это тоже была очень важная школа постижения искусства и общения.

Так продолжалось два года. Потом Товстоногов и Лебедев перешли работать в БДТ. Тогда Лидия Борисовна, которая вела занятия и в студии Никитина, уговорила его взять хотя бы временное руководство нашим Народным театром. Он согласился, и с ним пришли на должность педагогов актерского мастерства молодой режиссер Оскар Ремез и актер Лев Шостак из театра имени Ленсовета. И опять начались такие же интересные занятия. Уроки и беседы Федора Михайловича, уроки актерского мастерства и различных импровизаций заполняли нашу жизнь всю неделю.

Педагоги устраивали нам встречи с интересными людьми. В большом зале студии побывали Николай Акимов, известные мастера художественного слова Тамара Давыдова и академик Ираклий Андроников. А когда началась работа над пьесой Маяковского «Баня» и все студийцы стали изучать творчество поэта, пошли этюды и репетиции, Оскар Яковлевич Ремез привез к нам Лилю Брик и ее мужа, литературоведа и блестящего рассказчика Василия Катаняна.

Светлана Карпинская в спектакле Поддубенские частушки

Музыку к спектаклю написал студент последнего курса консерватории Андрей Петров, а на репетициях играл на рояле его соученик Георгий Портнов. Спустя годы, когда они оба стали известными композиторами и давали мне интервью, они с ностальгией вспоминали то время.

Вышел спектакль. Он был показан много раз на большой сцене Дворца. Для меня этот спектакль стал судьбоносным. Получив роль Фосфорической женщины и выйдя несколько раз на сцену, я поняла, что «прикидываться другим человеком на сцене» не мое призвание. Меня больше интересовало придумывать и писать тексты к сценкам, этюдам, статьи о спектаклях и, главное, вести вместе с Лидией Жук уроки по сценической речи.

Когда вышел наш спектакль «Поддубинские частушки», о нем заговорили в городе. Был снят фильм-спектакль, с которым группа студийцев была приглашена в 1957 году на Московский международный фестиваль молодежи и студентов.

Но нас постигло несчастье: внезапно умерла Лидия Борисовна Жук. Ей не находили замену. Пришлось доверить вести занятия по сценической речи в младшей группе мне — шестнадцатилетней. Потом Федор Михайлович сказал: «Регинушка! Я знаю, что у вас большая нагрузка, вы учитесь в техникуме, пишете статьи, но кроме вас в студии ДК имени Первой пятилетки мне никто не сумеет заменить Лидию Борисовну».

Александр Эстрин

Началась моя семидневная занятость. Какое это было счастливое время! Получив среднее образование, я поступила в училище имени Щукина и уехала в Москву. Но часто, приезжая в Ленинград, вечера проводила в студиях.

Это была наша главная Академия жизни. Так думает каждый, кто был студийцем хотя бы год. А были и такие, кто занимался в студии и 15–20 лет. Например, талантливые актеры Евгений Баскаков (он же мастер Балтийского завода), Феликс Фейгин (водитель) и Николай Колясин (начальник городского телефонного узла).

Это был главный трамплин в жизнь многочисленных ученых, врачей, педагогов, художников и искусствоведов. Вот известные имена бывших студийцев Дворца культуры Первой пятилетки: народная артистка России Татьяна Доронина, писатель, режиссер и основатель Московского независимого театра «Мир искусства» Александр Кравцов, артисты Александринского театра Тамара Колесникова и Гелий Сысоев, режиссеры телевидения Валентин Дорин и Сергей Тетерин.

А из Народного театра дворца культуры имени Кирова вышли Геннадий Опорков (руководитель театра имени Ленинского комсомола), известный кинорежиссер-документалист Людмила Станукинас. Актерами столичных театров стали Сергей Каковкин, Светлана Карпинская, Галина Мочалова. Здесь занимался будущий знаменитый художник новой волны 70-х Глеб Богомолов. Все они благодарны судьбе за наше «дополнительное образование». А наша «студийка» поэт Лидия Гладкая говорила: «Святое, что взрастило нас».

Спектакль 30 серебряников

Вместо эпилога
 

Независимой газете о культуре и образовании «Большая переменка», адресованной педагогам и родителям, уже 23 года. За это время я как главный редактор и автор материалов побывала в 502 школах города. Есть школы, где педагоги литературы или истории ведут театральные кружки, кружки художественного слова. Некоторые учителя английского языка ставят спектакли на английском языке. Низкий поклон и тем, и другим.

Но школьные постановки пьес, работа над стихами или прозой не дают то необходимое школьнику, о чем сказал Борис Васильев и для чего в ДК Первой пятилетки пришел Ф. М. Никитин. Только углубленная работа над литературным произведением, беседы об истории и уроки актерского мастерства развивают у учащегося умение общаться с людьми, желание глубоко размышлять над жизнью и тягу к творчеству.

Последние десять лет, когда я задаю вопрос в школах о дополнительном образовании, руководители начинают перечислять кружки и студии. Раньше начинали с театрального. Теперь перечисление начинается с робототехники, с медиацентра. На мой вопрос о театральном кружке большинство жалуются, что не найти руководителя.

В Педагогическом университете имени А. И. Герцена открыли актерский факультет. А может, надо было открыть факультет режиссеров-педагогов для театрального дополнительного образования учебных учреждений?

Того самого образования, столь необходимого в эпоху смартфонов и Интернета. Потому как есть большие опасения, что из-за них наши дети скоро разучатся общаться и правильно говорить…

Спектакль Илиада

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *