ВСЁ ЕЩЁ НЕ БЕССМЕРТНЫ

Полтора года длится наш ковидный морок. К новым правилам жизни мы привыкли. Сводки о заболевших и умерших (правдивые или нет) уже так не шокируют. Однако, как положено настоящей войне, и эта зашла в каждый дом, унеся и покалечив. Сегодня действенно лишь одно оружие – любовь. Любовь, проявляющаяся стремлением обезопасить друг друга… Мария Симановская Врач: У нас теперь своя война. Ее никто не замечает, Лишь мы с коллегами за чаем, Вполголоса и дотемна. И на работу, как в забой, У всех опущены забрала. Мы начинаем все сначала На собственной передовой. У нас теперь своя война. На солнце не сверкают латы, Наутро мятые халаты, Остывший кофе, ночь без сна. А за окном гудит весна. Весна пьянит цинично, глупо. У нас не вывезены трупы. Вдоль стен. Без вида из окна. Мы не геройствуем. Едва. Из строя вышел каждый пятый. Весна. Две тысячи двадцатый. Моя больница №2. Елена Никитина. Пациент: В ОРИТе* тихо в воскресенье, Его безмолвствует народ. Лишь с назидательным шипеньем Бежит по трубкам кислород. Здесь нет времен, и все нестойки. До жути оскуднён досуг. И слева на соседней койке Мне новый приготовлен друг. А на соседней койке справа Все суета да маята. И все короче переправа… Эх, маааать…, и коечка пуста. Под утро холодеют ночи… И в стуке капель “дождевых” Глядят-глядят с мольбою очи Полуживые на живых. Владимир Савельев   *ОРИТ – отделение реанимации и интенсивной терапии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *